Экоферма Васильки: есть в России экофермеры

Экоферма Васильки: есть в России экофермеры

Наталья родилась и выросла в Москве, жила в ней и будучи взрослой, став по образованию

Наталья родилась и выросла в Москве, жила в ней и будучи взрослой, став по образованию преподавателем английского и немецкого языка. А живую природу, красоту её полей, лесов она полюбила, приезжая на дачу своей тети, та была увлечена садоводством: выращиванием цветов, декоративных кустарников, и открыла ей удивительный мир растений. Спустя время у Натальи и её мужа, американца Джона, появился собственный участок в 50 соток в Подмосковье с декоративным садом, огородом, фруктовыми деревьями и ягодниками. В поездках с мужем в Америку Наталья покупала журналы по органическому земледелию и стала опробовать почерпнутые из них знания! Сад и растения отзывались на её заботу — плодоносили и давали удивительные результаты. Наталья с головой ушла в органическое земледелие, постепенно её занятие стало перерастать в развивающийся бизнес… Трудный, как она говорит, но иногда успешный. Почему же он такой для неё?

 

Наталья считает, что в России больше возможностей для органического земледелия, чем в Европе, — у нас гораздо больше земли, и это большой плюс для развития бизнеса сегодня, говорит она. Но несмотря на многие положительные стороны, у развивающегося органического бизнеса имеются и сложности. Например, на Западе, продолжает Наталья, давным-давно созданы сообщества органических фермеров, есть разработанные государственные программы, сертификационные знаки, такие как евролисток. А есть ли у нас в России знак органического земледелия? Нет, утверждает она. Правда, закон об экологическом земледелии, хоть и не до конца проработанный, принят, но о нем не все знают. Приняты и стандарты, при выполнении которых компания-производитель имеет право называться экопроизводителем. ГОСТ-то существует, но у нас не обозначен орган, который имеет право сертифицировать продукцию, у нас не имеется и маркировки. Необходимо также вести большую образовательную работу среди населения, чтобы люди понимали, что такое органика. Например, в англоговорящих странах (Англия, Америка) употребляется термин «органический продукт», а в Европе (Германия, Италия) употребляется термин «биопродукт». В нашей стране, размышляет Наталья, многие покупатели думают, что, если продукт называется «фермерским», это значит, что он произведен качественно и представляется ему честно, но это не всегда так.

Наталья Пенькова с мужем Джоном на территории экофермы «Васильски»

 

Фермер — это человек, который занимается сельским хозяйством, и для него важно, чтобы деньги, вложенные в производство, возвращались, то есть окупалось производство. Многие заинтересованы в том, чтобы вложенные средства быстрее возвращались, поэтому прибегают к разным экспериментам, и на выходе их как бы «фермерский» продукт ничем не отличается от того, который производят большинство промышленных предприятий, у которых тем не менее контроль за качеством имеется, а обыкновенного фермера мало кто контролирует. Конечно, в России есть и те фермеры, которые относятся серьёзно к выращиванию органического продукта: они не применяют удобрения, различного рода пестициды, гербициды. Поэтому на сегодняшний день большой задачей в области органического земледелия в нашей стране должна стать задача становления органов, которые имеют право сертифицировать фермера на предмет органического земледелия. Если фермер заявляет, что он органический производитель, то должен быть кто-то третий, кто сможет проверить, действительно это так или нет. А как же обстоят дела с контролем качества продукции самой экофермы «Васильки»? Оказывается, Наталья основательно поработала над этим. Она у нее производится теперь частными компаниями, которые выдают биосертификат. Это компания «Экоконтроль», стандарты разрабатываются здесь некоммерческим партнерством «Агрософия», членом которого является экоферма «Васильки».

Стандарты «Агрософии» соответствуют швейцарским стандартам, которые являются самыми жесткими. У «Агрософии» есть маркировка — значок «Чистые росы», который означает, что продукция принадлежит к категории «био» и является сертифицированным экоконтролем. Есть ещё одна организация, которая выдает «Листок жизни», но все это — частная инициатива, говорит Наталья. Государство этот вопрос на сегодняшний день не регулирует, он отдан на откуп тем частным организациям, которые, как часто бывает, только говорят о том, что они занимаются сертификацией. Поэтому разговоры о том, что в России большое количество органических ферм, — это скорее старание желаемое выдать за действительное. На просторах нашей страны реальных ферм, которые не на словах, а на деле сертифицируются, не так много, можно сказать, капля в море, подчеркивает Наталья. Фактически это движение в России только начинается. Если говорить о покупателях — здесь всё просто: если нет предложения, значит, не будет и спроса, или, наоборот, спрос есть, а предложить нечего. Многие покупатели говорят, что продукция экофермы «Васильки» в три-четыре раза дороже фермерского продукта, не говоря уж о промышленном. Это связано с тем, что у Натальи на ферме задействовано много ручного труда и много запретов. Таких предприятий, как экоферма «Васильки», три-четыре на всю Россию, говорит она. Это связано с тем, что органическое производство сегодня в России не развито, производителей-сподвижников у нас — единицы. Не надо забывать и размеры нашей страны.

Зелёный салат экофермы «Васильски» © «Экология и Бизнес»

Если в Европе всё сконцентрировано — например, навоз от одного экофермера может приехать на предприятие другого экофермера в качестве удобрения, то, как говорит Наталья ей неоткуда взять навоз, поскольку в Луховицком районе органических ферм нет. Везти его из Тульской области, например, слишком накладно, навоз будет не просто золотой, а бриллиантовый, и никто из уважаемых покупателей не сможет покупать продукцию, подскочившую из-за этого до стоимости в 1000 рублей, у людей нет таких денег на продукты питания. Особое отношение у Натальи к земле. Она находится в собственности экофермы «Васильки». До приобретения она не обрабатывалась около 15 лет. С одной стороны, это хорошо, потому, говорит Наталья, что там не осталось никаких пестицидов, гербицидов и есть протоколы испытаний на всю продукцию, чтобы покупатели видели реальные лабораторные исследования того, что есть внутри продуктов. Конечно, это стоит немалых денежных вложений, но другого способа доказать покупателям, что это действительно чистая продукция, Наталья не видит. Есть и оборотная сторона медали, продолжает экофермер, это количество сорняков, например, всем известный пырей, а значит, вместе с сорняками живет огромное количество проволочника, совки и прочих насекомых. Проволочник поедает картошку, и она впоследствии теряет свой товарный вид. Решение такой проблемы видится Наталье только в постоянной обработке земли, поэтому это долгосрочный проект. Из года в год она сажает очень много клубневых, поэтому землю на ферме вынуждены пахать, хотя Наталья не сторонница пахотного метода обработки земли, поскольку такой метод нарушает структуру почвы и плуг закапывает анаэробные бактерии, которые улучшают структуру почвы, за счёт чего увеличивается её плодородность.

 

Тыква, экоферма «Васильски» © «Экология и Бизнес»

В зерновых технологиях применяется дискование (разрезая землю), тем самым улучшается верхний слой, что для зерна отлично подходит. Но диски берут всего лишь 10 сантиметров, а для картофеля необходимо обрабатывать почву на 20 сантиметров. Нюансов при работе с почвой очень много. Со своими агрономами Наталья учится вместе, потому что никто из них раньше не работал в органическом земледелии. Они много наблюдают за культурами, за землей, смотрят, что получается, а что не получается, записывают наблюдения. Как говорит Наталья, органика — это в первую очередь сотрудничество с природой. Например, с каждым годом на полях, где посеяли горчицу, проволочника и совки все меньше и меньше. Одна культура помогает развиваться другой культуре. Также на ферме очень внимательно относятся к севообороту, смотрят, какие овощи как растут после других овощей. Любое вещество, которое используется в качестве удобрения, должно быть одобрено сертификатором. Чтобы использовать чьё-то удобрение, его производители должны предоставить сертификатору информацию о процессе его производства. Если удобрения тех или иных производителей не соответствуют стандартам экофермы, применять их нельзя.

 

Пастернак, экоферма «Васильски» © «Экология и Бизнес»

 

Хранение лука, экоферма «Васильски» © «Экология и Бизнес»

На экоферме «Васильки» не используют навоз в качестве удобрения со стороны, потому что в традиционном сельском хозяйстве применяется много антибиотиков, которые остаются в навозе. К хранению выращенных овощей на экоферме подходят со всей строгостью. Когда овощи закладываются на долгосрочное хранение, на 6–8 месяцев, то поддерживают его определенную температуру. Для картофеля, например, это 3 градуса, и есть вентиляционные системы, которые держат определенную влажность. Капуста и морковь не могут храниться вместе, потому что влажность при хранении капусты должна быть 90 градусов. Есть показатели температуры и влажности, и для каждого овоща при долгосрочном хранении они разные, поэтому камеры, которые имеются на ферме, заточены на поддержание тех показателей климата, которые нужны овощам. Мечта Натальи иметь разные камеры для картофеля семенного и для картофеля производственного. Причина в том, что, когда семена картофеля готовятся к посадке, они должны согреться.

 

Выращивание кейла, экоферма «Васильски» © «Экология и Бизнес»

Если вытащить клубень из температуры 3 градуса и сразу посадить в землю, он может не пойти в рост. Поэтому подготовка семян картофеля к посадке — это долгий процесс. Температуру поднимают постепенно: от 3 до 10 градусов в течение примерно двух недель. Только после такой подготовки можно высаживать картофель в поле. Говоря об органическом земледелии, Наталья отмечает важную роль в этом бизнесе почвы, воды. В органическом земледелии для того, чтобы приступить к выращиванию культур, необходимо сдавать их анализы. Поля должны быть также расположены на весьма отдаленном расстоянии от города. Наталья убеждена, что экофермеры должны заботиться о природе, которая окружает их поля, так как все взаимосвязано и одно не может развиваться без поддержания другого. Возможно, это лишь капля в море, говоря о своём проекте, замечает Наталья, но когда-нибудь эта капля сможет быть решающей. Принцип жизни и работы Натальи — не наносить вреда природе. Как сказал Мефистофель из пьесы Гёте «Фауст» о человеке: «Смешной божок земли, всегда во всех веках…» Иногда кажется, размышляет она о своих взаимоотношениях с землей, что мы так много знаем о природе и еёзаконах… Но природа всё равно сильнее нас, и мы должны с уважением относиться к окружающей нас среде, к людям, зверям, птицам, насекомым — в этом и заложена философия органического земледелия: не навреди! ■  О компании: www.vasilky.ru

© «Экология и Бизнес» №1-2(4)(2018)

admin
ADMINISTRATOR
PROFILE

Похожие записи

Оставьте комментарий

Отменить ответ

Latest Posts

Top Authors

Most Commented

Featured Videos